Манифест церебрального целибата

— Сколько — ты — знаешь — форм — секса? — спросила Нюка.
— Ну... Не знаю... — опешил Гек.
— Ну — примерно?
— Ну... — Гек задумался, — Наверно шесть... Нет, восемь... Погоди, форм? В каком смысле форм?
— Форм — всего — две. — сказала Нюка, — Секс — телесный — и — секс — церебральный. Церебральный — когда — взрослые — дядька — с — тетькой — сидят — на — кухне — и — болтают — вместо — того, — чтобы — пойти — в — комнату — и — заняться — естественным.

Леонид Каганов «Коммутация»

Церебральный секс как и любой другой может совершаться лишь с согласия всех участников (а их может быть много!), иначе это будет насилие.

Поэтому я прибегаю к нему лишь тогда, когда этого хочет собеседник(и), либо когда совершается насилие над моим мозгом, - что явилось причиной этого текста.

При разговоре с кем-либо, я параллельно представляю себе, как мои слова могут быть восприняты: произнося слова, одновременно как бы слушаю со стороны. Эта способность называется эмпатией, и она есть практически у всех людей.

Эмпатия состоит из двух частей, одна заведует эмоциями, другая - смысловыми оттенками. О последней и речь.


Когда я был еще ребенком, мой внутренний диалог часто заканчивался неразрешимыми вопросами. Т.е. вопросы возникали непрерывно, как у любого ребенка, но часть из них я мог решить самостоятельно, причем как правило неверно, и основываясь на этих неверных выводах приходил к совсем уж странным вопросам, которые перенаправлял родителям.

Родители не могли на них ответить, потому что не знали о моих неверных выводах, которые были лишь в моей голове. Тогда мне говорили: "Мы же не знаем, о чем ты думаешь?"

Это очевидная вещь, но как и любое понятие, когда-нибудь осознается впервые.

Так как не все росли в семье советских инженеров, возможно кому-то эту вещь до сих пор не сообщили.


Так как приходится иметь дело с полузнакомыми людьми, которые вряд ли поймут меня с полуслова, да и какую половину слова употреблять тоже не ясно, то самый простой способ - объяснять как ребенку.

Если данное отношение вызовет обиду, то это будет странной реакцией. Не обижаются ведь посетители на владельцев кафешек, у которых на бумажных стаканчиках написано "Осторожно, горячо!"

Разумно ждать такого отношения в обратную сторону.

Но обычно приходится тратить много усилий на понимание того, что имел в виду собеседник, хотя эти услилия должен был потратить он.

Экономия сил на доступную формулировку, приводит не только к тому, что эту формулировку приходится расшифровывать, но еще и тратить энергию на подавление негативных эмоций и абстрагирование от шума, что потом этому экономящему аукнется.


Излишняя вежливость является таким же пороком, как и нераскрытость мысли. Одно перелет, другое недолет.

Вместо того, чтобы высказать просьбу, начинается истоия об отношениях клиента и заказчика, как бы плавно перетекающая в просьбу. Для непросвещенных, Карнеги - раскрученный дилетант.

В данном случае помимо осмысления просьбы, приходится тратить силы на фильтр "воды".